8 (8352) 63-02-43
8 (8352) 63-01-61
Адрес: 428022, г. Чебоксары,
Марпосадское шоссе, 28
Отправить заявку
Заполнить поле!!!
Заполнить поле!!!
Неверный Ввод
Заполнить поле!!!
Заказать звонок
Заполнить поле!!!
Заполнить поле!!!

Ртуть - один из самых опасных металлов, загрязняющих окружающую среду. Отходы, в которых содержится ртуть, относятся к первому, самому высокому классу опасности. С этой научной истиной многие столкнулись еще в раннем детстве, на всю жизнь запомнив свою историю с разбитым градусником, кульминацией которой был сильнейший испуг, охвативший взрослых при виде симпатичных шариков на полу.

 

А вот понятие «демеркуризация» (от англ. mercury - ртуть) - обезвреживание отходов, заключающееся в извлечении содержащейся в них ртути и/или ее со­единений, - вошло в наш обиход сравни­тельно недавно, с массовым применением люминесцентных ламп и, как следствие, ростом количества специализированных предприятий по переработке ртутьсодержащих отходов.

Есть центр демеркуризации и в Чебоксарах - основанное в 1988 году предприятие «Меркурий». Пока с ним в обязательном порядке сотрудничают только организации и предприятия. «По­тому что юридические лица обязаны отчитываться о сдаче ламп», - поясняет директор «Меркурия» Александр Шефер. Он затруднился перечислить всех, кто заключил договоры на демеркуризацию. Легче, сказал, назвать тех, кто этого не сделал. Их немного, в основном это мелкие несерьезные фирмочки, не до­рожащие сноси репутацией. 'Экономя на мелочах, они наносят огромный вред окружающей среде. «Бывает, и в поле, и в лесу находят закопанные ртутные отходы, тогда виновному - штраф по природоохранной линии. А обнаруженные ртутьсодержащие «ископаемые» - к нам на утилизацию», - по словам директора, у подобных историй конец одинаковый. А граждане поступают с перегоревшими ртутными лампами (люминесцентными и прочими энергосберегающими) по-прежнему, сообразно своим познаниям и ответственности. Существуют вроде бы правила, запрещающие выбрасывать их в «мусорки» и предписывающие сдавать в организации, занимающиеся демеркуриза­цией. При нарушении правил гражданина даже могут оштрафовать на пару тысяч рублей. Но, как говорится, «строгость российских законов компенсируется их неисполнением». Вот и в этом случае государственного контроля над тем, как россияне утилизируют ртутьсодержащие предметы, в настоящее время нет.

Конечно, те, у кого собственные ма­шины, быстро могут довезти опасный мусор до «Меркурия». А «безлошадным» придется и время потратить, и деньги на общественный транспорт, чтобы добраться до городской окраины, где разместилось спецпредприятие. Оно им надо? «Тем, кто занимает активную жизненную позицию, надо», - ответил Александр Всеволодо­вич. Сам он тоже из таких, поэтому, не дожидаясь указаний «сверху», пытается наладить хотя бы в Чебоксарах центра­лизованный сбор отходов от населения. В прошлом году совместно с городским управлением экологии провели акцию.

Трижды с разницей в несколько месяцев машина от «Меркурия» объезжала город по установленному маршруту, о котором людей известили через СМИ, с указанием остановок и времени прибытия. В первый раз «ртутный улов» оказался хорошим, народу с использо­ванными лампами, упакованными в па­кеты и коробки, на остановках собралось много. Во второй раз - гораздо меньше , а последний рейс можно считать вообще пустым.

Замечательный план. Но сразу встают два финансовых вопроса: «Кто будет покупать ящики? И кто компенсирует расходы по утилизации?» Пока редкие лампы, поступающие от населения, утилизируют бесплатно. Когда начнется их организованная доставка, придется работать на платной основе, как сейчас с предприятиями. Первый вопрос решить легче. Самый маленький контейнер, изго­товляемый в «Меркурии», стоит 6 тысяч. Его с лихвой хватит на два, а может, и на три многоэтажных дома. Если разделить стоимость на число жильцов, то получатся сущие копейки, которые они, наверное, не откажутся пожертвовать на охрану окружающей среды, вскладчину купив ящик для хранения слишком «грязного» металла. Интересно, что эти ящики «Меркурий» под заказ делает для всей страны, от Калининграда до Южно-Сахалинска, штук 1000 точно продали. Ну а как обстоят дела с утилизацией у соседей, на постсоветском пространстве? У всех по-разному. В Таджикистане, на­пример, ситуация была не лучше, чем у нас, но совсем недавно они выиграли какой-то международный грант, который потратят на глобальную демеркуризацию. Под нее они уже заказали «Меркурию» оборудование для утилизации ртутных ламп. Изготовляют чебоксарцы и такое под общим названием УДМ-3000, что расшифровывается как «установка демер­куризации ламп модульная с условной производительностью 3000 ламп в сутки»

 

Александр Шефер, директор компании ООО "НПК Меркурий"

Управляющие компании покупают у нас контейнеры для ртутных ламп и разме­щают их у себя. Доступ к контейнерам несвободный, кто-то из работников УК обязан будет открывать и закрывать их, принимая от­ходы. А мы меняем ящики по графику за счет своего обменного фонда - полные на пустые. При этом никаких разрешительный документов на работу с опасным металлом от управляющих компаний не требуется, «Меркурий» все берет под свою лицензию.

Анна Ильичева, инженер-эколог, работает в «Меркурии» второй год после окончания чебоксарского филиала Российского государственного социального университета.

В основном я занята бумагами – договоры, отчеты, хотя мне очень нравится работать с людьми. Например, в прошлом году сюда приходили мама с сыном, у мальчика было школьное задание – проект по утилизации. Я им предложила посмотреть, как происходит процесс. На установках, их у нас две, лампа разбивается, сразу отделяются металлические части, а стеклобой - в печь. В результате определенных физических процессов получаем конечный продукт - пастообразное вещество, смесь ртути с люминофором (светящийся порошок, наносимый на стекло люминесцентной лампы). Эту пасту отправляем на предприятие «Кубаньцветмет», где ее утилизируют. Экскурсия понравилась маме, а особенно пареньку, он убедился, что опасные отходы действительно не выкидывают. Я была приятно удивлена, что современные дети так близко воспринимают проблему загрязнения окружающей среды.

Заметила, люди чаще, чем в первый год моей работы, стали звонить, спрашивать - как поступить с перегоревшей ртутной лампой, куда привезти? А раньше их только разбитые градусники волновали.

Собственноручная демеркуризация

Для сбора пролитой дома ртути не стоит использовать веник, швабру, тем более пылесос. Воспользуйтесь тряпкой, бумагой и маленькой кисточкой, а лучше медицинской резиновой грушей (спринцовкой).

Работайте в перчатках. Собранною ртуть поместите в герметически закрывающуюся посуду, чтобы затем отвезти к центр демеркуризации.

Немедленно проветрите помещение и вымойте 0,2-процентным раствором марганцовки (2 грамма на 1 литр воды) или же раствором йода.

Такую обработку слеауеч проводить в гечение нескольких дней, чередуя ее с гигиенической помывкой мыльно-содовым раствором (по 50мл того и другого на 1 литр воды)

Тряпку необязательно утилизировать, она не представляет опасности.

РТУТЬ ВО ЩАХ

Сама по себе ртуть неопасна, ядовиты ее пары. При длительном пребывании в местах, где концентрация паров ртути превышает предельно допустимую (ПДК ртути в воздухе составляет 0,0003 мг/м3), поражается центральная нервная система. Первые признаки отравления - повышенная утомляемость, общая слабость, апатия, головные боли, головокружение. Затем может развиться дрожание пальцев рук, век, губ - так называемый «ртутный тремор», наблюдается изменение вкусовых ощущений (металлический привкус), слезотечение, изменение цвета мочи и диарея.

Однако иные мстительные и коварные граждане продолжают считать ртуть аналогом цианистого калия. Александр Всеволодович может рассказать несколько историй про сковородки с жареной картошкой, «приправленной» ртутными шариками. Но особенно запомнилась ему кастрюля с супом.

На общей кухне чебоксарского общежития-секционки кто-то кому-то подкинул ртуть в щи. Хозяйка кастрюли обнаружила «подарок», разливая еду по тарелкам. Прибывшая милиция забрала кастрюлю с содержимым в качестве вещественного доказательства. Примерно через месяц она, умопомрачительно «благоухая» остатками супа, была доставлена в «Меркурий» для утилизации ртути. Все это время вещдок простоял где-то в МИЛИЦИИ, но точно не в холодильнике. Кто ж такую опасность решится поместить в свой холодильник? Кажется, в возбуждении уголовного дела по этому факту было отказано. Иначе бы кастрюля пребывала в милиции гораздо дольше, отравляя жизнь людям в погонах как ртутью, так и супом.